Sinkabout Наводим на мысли

Гипноз: как это?

Гипноз обычно ассоциируется у людей с чем-то иррациональным и даже мистическим. Причина тому — потеря контроля, ведь вы фактически отдаёте собственное сознание в руки другого человека. Sinkabout вспомнил историю появления гипноза, а также выяснил, как работают гипнотические практики, кто и зачем этим занимается.
Вольф Мессинг — известнейший гипнотизёр времён СССР, фото: Русская семерка

Животный магнетизм

Гипноз — это не только состояние, в которое вас погружает гипнотизёр или гипнолог, оно также может возникнуть в результате самовнушения или же спонтанно. Техники гипнотического внушения применялись жрецами в Индии, Древней Греции и Египте. В конце XVIII века Франц Антон Месмер разработал концепцию «месмеризма», или «животного магнетизма». По мнению Месмера, каждый человек якобы выделяет особого рода магнитную энергию (флюид), которая позволяет людям устанавливать телепатическую связь друг с другом.

«Все тела в той или иной мере способны проводить магнетический флюид так, как это делает природный магнит. Этот флюид наполняет всю материю. Этот флюид может быть аккумулирован и усилен так же, как электричество. Этот флюид можно передавать на расстоянии. В природе есть два вида тел: одни усиливают этот флюид, а другие его ослабляют», — писал Месмер.Началось всё с того, что однажды Месмер, по совету астронома Максимилиана Хелла, практикующего магнитотерапию, решил попробовать с помощью магнитов излечить подругу своей жены — Франциску Остерлин. Месмер приложил к её телу магниты, предварительно дав выпить препарат, содержащий железо. Пациентка выздоровела, а сам Месмер назвал этот день датой открытия «животного магнетизма».

Впоследствии он разработал приём, названный «бакэ», то есть «чан». Несколько пациентов располагались вокруг деревянного чана с водой, в крышку которого вставлялись намагниченные железные стержни. Пациенты прикасались к ним и друг к другу, создавая цепь, по которой циркулировал «флюид». Магнетизёр, в свою очередь, тоже касался чана, передавая энергию всем пациентам. По мнению Месмера, находясь в состоянии магнетического транса, некоторые люди могли видеть будущее или прошлое, а также распознавать болезни (как свои, так и чужие). По Месмеру, процесс этот был исключительно физиологическим, а не психологическим. Научное сообщество, в свою очередь, со скепсисом отнеслось к открытию Месмера. В частности, учёные медицинского факультета Сорбонны сочли опыты Месмера не более чем плодом чрезмерной внушаемости и разыгравшегося воображения его пациентов.

Картина «Сеанс гипноза», Ричард Берг

Гипноз как способ лечения истерии

В конце 1870-х годов методами гипноза начинает интересоваться Жан Шарко, учитель Зигмунда Фрейда. Он руководил в клинике Сальпетриер отделением больных истерией. В то время медики считали истерию исключительно женской болезнью, связанной с нарушениями работы матки. Шарко заметил, что очень часто его пациентки страдали соматическими заболеваниями, при этом не имея органических нарушений. Кроме того, все женщины обладали повышенной чувствительностью к гипнозу.

Фото: bodylanguagebrazil.co

Шарко проводил эксперименты, вводя их в это состояние и внушая, что они страдают параличом той или иной части тела. После выхода из транса испытуемые и правда не могли пошевелить конечностью. Затем с помощью гипноза Шарко вновь возвращал их в здоровое состояние.

Шарко пришёл к выводу, что человек, страдающий истерией, находится в состоянии близком к гипнозу, и поэтому паралич у него может наступить не только от сильного удара, но и от постоянного воздействия какого-либо раздражителя. Причина истерии, по Шарко, кроется не в нарушении работы матки, а в нарушении периферической нервной системы, которое может быть как у мужчин, так и у женщин.

В своей книге «Исцеляющая вера» Шарко также развенчивает чудесные исцеления с помощью икон и мощей святых. По его мнению, тут работает тот же механизм внушения.

Психоаналитик Зигмунд Фрейд был одним из учеников Шарко, фото: Пикабу

«Целительная вера религиозная и мирская не может быть раздвоенной; это один и тот же мозговой процесс, производящий одинаковые действия», — писал он. Шарко утверждал, что решающую роль в лечении играет вера в исцеление самого больного, а, в свою очередь, задача целителя — эту веру создать.В 1885 году на стажировку к Шарко в клинику Сальпетриер приезжает Зигмунд Фрейд. Фрейд очень вдохновился его исследованиями, отмечая, что впечатление от его лекций было похоже на чувства, когда он выходил из собора Нотр-Дам де Пари, «полный новым представлением о совершенстве». После стажировки Фрейд совместно со своим коллегой Йозефом Брейером начинает применять катарктический метод лечения неврозов. В частности, они, используя лёгкий гипноз, просили своих пациентов рассказать о событиях, которые предшествовали появлению симптомов болезни. Когда пациентам удавалось «выговориться», на какое-то время симптомы исчезали. Дальнейшая практика показала, что эффективность такого лечения не слишком высока: не все пациенты поддавались гипнозу, часть из них не могли вспомнить тщательно подавленные травматические воспоминания, а состояние некоторых даже ухудшалось после сеансов.

Милтон Эриксон

Милтон Эриксон — выдающийся американский психиатр и один из самых известных психотерапевтов XX века, специализировался на медицинском гипнозе. Фото: Pinterest

Милтон Эриксон — выдающийся американский психиатр и один из самых известных психотерапевтов XX века, специализировался на медицинском гипнозе. Фото: PinterestПодход американского психотерапевта Милтона Эриксона, разработанный в 1960-х годах, лёг в основу направления, известного как эриксоновский гипноз. По Эриксону, врач не дает пациенту инструкций и указаний, а помогает войти в состояние транса, когда человек бодрствует и может общаться с терапевтом. Затем человек концентрируется на своих внутренних переживаниях, на время переставая воспринимать окружающую реальность. Эриксон считал транс естественным человеческим состоянием, нужным для обработки и анализа внутреннего опыта. Одним из основных моментов терапии являлись так называемые обучающие рассказы — истории, рассказанные пациенту на основе жизни самого Эриксона и его семьи. Эриксон был уверен, что в состоянии транса отсутствует контролирующая роль сознания, а значит, обычные психотехники действуют эффективнее: в частности, с помощью транса можно бороться с психосоматическими расстройствами, в основе которых лежит невроз. По Эриксону, введя человека в транс, психотерапевты могут выборочно работать со здоровыми слоями психики, не затрагивая повреждённые. То есть фактически гипноз используется как усилитель терапевтического действия.

Как это работает

Психолог и гипнотерапевт Геннадий Иванов рассказывает, что не каждый человек подвержен гипнозу, иначе говоря — гипнабелен. Как правило, гипнабельным будет человек, имеющий страхи или фобии, какую-либо уязвимость.

«Есть люди, которые не поддаются гипнозу. Вы в том числе, если у вас нет страхов и фобий. Гипноз — это всегда синоним некой трещинки, бреши в обороне. Когда человек крайне застенчив или боится, то мы называем это фобией. И он более подвержен внешнему влиянию. Но, в принципе, есть обратная сторона медали, когда тот же самый застенчивый человек способен уходить в свой внутренний мир — что-то придумывать, изобретать. Это тоже кажется странностью для человека. Но вот эта некая творческая жилка, там, где гениальность и помешательство находятся рядом, — это тоже синоним гипнабельности, две крайности. [...] Есть космонавты, военные лётчики, спортсмены. Цельные натуры, у них нет бреши. Поэтому все техники расслабления, трансовые методы на них никакого эффекта не окажут», — объясняет Геннадий.

Любой сеанс гипноза — это, по сути, провоцирование фобии.

«Когда у человека есть фобия, у него всегда есть телесные зажимы. Когда человек стесняется, боится, у него есть обида, он всегда реагирует на мышечном уровне. Эта телесная реакция является одним из вариантов проникновения в подсознание. Поэтому когда у человека есть фобия, то мы эту реакцию, по сути, вызываем. То есть любой сеанс гипноза — это, по сути, провоцирование фобии. Иногда человеку достаточно закрыть глаза, представить ситуацию утраты, и у него на глаза накатывают слезы. Это уже начало самой терапии. А если человек закрывает глаза и всё, что он представляет, его никак не цепляет, то гипноз ему не нужен, и возможно, что и терапия ему не нужна», — считает психолог.

Гипнолог Геннадий Иванов

По словам Иванова, в случае если человек оказывается гипнабелен, то вылечить фобию можно в рамках десяти сеансов — это пара месяцев. Однако перед тем, как начать лечение, человек приходит на тестовый сеанс, который определит, гипнабелен он или нет.

«Гипноз — это не панацея. Он захватывает 10% от всех запросов. Поэтому если методы гипнотерапии не подходят, то тогда этот процесс бессмысленен, всё это вилами по воде. Работают иные техники: когнитивная терапия, например», — отмечает Геннадий.

Гипноз не поможет вам бросить пить, курить или же похудеть. Максимум — он окажет эффект плацебо.

«Это проблемы физиологические. У человека организм переадаптировался. В этом принимает участие много систем, поэтому избавление от курения возможно только при наличии силы воли и нормальном медикаментозном лечении. Все остальные вещи — это эффект плацебо. Если вы свято в это верите, то вы получаете от гипнотерапии разрешение на то, чтобы бросить курить. Люди так устроены, им надо пройти какой-то ритуал. Кому-то деньги заплатить, что-то сделать, объявить ВКонтакте, что, мол, с этого дня «я бросаю курить». Но это не терапия — это эффект плацебо», — уверен Иванов.

Он добавляет, что при выборе гипнотерапевта важно помнить: юридически такой специальности нет. Поэтому специалист должен быть либо психологом, либо врачом.

«И в России, и в мире есть две специальности: либо психолог, либо врач. Всё остальное: гипнолог, гипнотерапевт — это самоопределение, род деятельности. С точки зрения закона и здравого смысла должно быть базовое образование — либо психологическое, либо медицинское. А лучше и то и другое, тогда это будет преимущество», — заключает эксперт.

Негативные последствия гипнотических практик

Фото: 5psy.RU

Директор Санкт-Петербургского научно-исследовательского психоневрологического института им. В. М. Бехтерева Николай Незнанов в книге «Клиническая психотерапия в общей врачебной практике» пишет, что в случае если гипноз использует опытный специалист, то негативные последствия от таких практик встречаются крайне редко.

Однако есть некоторые факторы, которые связаны не с профессионализмом врача, а с особенностями психофизиологического склада пациента. Так, после выхода из гипноза у человека может наступить постгипнотическое возбуждение, которое выражается в повышенной эмоциональности и излишней речевой активности. Особенно это характерно для людей с нарушениями речи и слуха.

После окончания гипнотерапии у больного может возникнуть синдром отмены. Он выражается в различных психоэмоциональных и соматических нарушениях. На фоне улучшения общего состояния после применения гипнотерапии у пациента, подверженного этому, может развиться гипномания — желание снова и снова быть загипнотизированным.

Гипномания подразделяется на три степени. Первая: сонливость и дремота в течение суток после сеанса. Вторая степень: во время сеанса пациент погружается в глубокий транс, вывести из которого его может только индивидуальное внушение. После сеанса такой пациент может проспать от нескольких часов до суток, у него отсутствует критическое отношение к себе, напоминание об окончании курса лечения может вызвать негативную реакцию. Третья степень встречается крайне редко, однако такие случаи существуют. Такие больные способны без внушения вновь погружаться в гипнотическое состояние на длительное время, вплоть до нескольких суток. При этом люди могут просыпаться, ходить в туалет, просить есть и пить, а затем снова впадать в гипнотический сон.

1150
Написать свой комментарий...