Спецпроект

Грустное российское порно: о чем не принято говорить

Среднестатистический россиянин проводит на Pornhub девять минут и две секунды за одно посещение. Узнаём, в каких условиях снимают эти «приятные минуты», как порно влияет на взрослую и детскую психику, и выясняем, чем заканчивается карьера порноактёра.
Cовместно с НКО «Ребра Евы», при поддержке сообщества «Феминизм: наглядно»

Ежедневно в поисковые строки сети вводится 68 миллионов запросов со словом «порно», 88% сцен содержат акты физической агрессии по отношению к женщинам (постановочные изнасилования, побои, шлепки), и 48% включают в себя сцены нефизической агрессии (оскорбления, крики, унижение).

Об удовольствии на съемочной площадке

1 900 000 000

результатов выдает Google по запросу «porn»

Часовому порноролику, размещённому в сети, обычно предшествуют 8-12 часов съёмки. Пережить долгий рабочий день женщинам помогают обезболивающие средства, мужчины ставят инъекции и принимают виагру. Побочные действия от регулярного приёма препаратов имеют накопительный эффект: после завершения карьеры многие актёры страдают приапизмом — длительной и крайне болезненной эрекцией, не связанной с возбуждением.

Постоянные травмы, полученные во время съёмок «жёсткого» контента, — привычное дело, а возбуждённая женщина, которой очень нравится секс с тремя-четырьмя и более партнёрами, — всего лишь красивая картинка. Вот что рассказала актриса под псевдонимом Ким в одном из интервью: «Фильм носил садо-мазо характер, и я должна была играть доминирующую роль. Кроме всего прочего, там нужно было орудовать ножом, инсценируя отрезание члена у мужчины… Мужчины всё это выдерживают только благодаря мысли о том, что сейчас, конечно, женщина очень крута, но скоро я её как следует отымею — и они реализовывают своё желание иногда с такой грубой жестокостью, что у меня рвутся стенки влагалища. Сейчас у меня всё влагалище в шрамах».

Физическое насилие сочетается с психологическим: помимо унижения, актёры сталкиваются с социальной депривацией. Общественное осуждение, преследования и массовая травля в социальных сетях приводят к полной изоляции. Часто это сопровождается постоянным страхом: «а вдруг узнают родители/друзья/парень?», «а вдруг кто-то на улице меня узнает?». Так появляются фобии и расстройства, которые усложняют получение медицинской и юридической помощи.

В порнографии происходит постепенное, но неуклонное разрушение личности женщины. О чем свидетельствует травмированная психика порноактрис. Как в проституцию, так и в порнографию обычно идут женщины после травмы, или же их ломают непосредственно перед тем, как пустить в дело. В порно женщины – это расходный материал, порнокомпании обогащаются за их счет, в то время как большинство исполнительниц еле сводят концы с концами.

Ольгерта Харитонова, куратор Школы феминизма

В феврале 2019 года в Калифорнии от передозировки умерла Шелли Лаббен — бывшая порноактриса, которая активно боролась с порноиндустрией и выпустила несколько книг об этом бизнесе. Шелли стала сниматься в фильмах для взрослых в 24 года, за несколько лет работы она заразилась герпесом и вирусом папилломы человека, что привело к раку шейки матки, тяжёлым операциям и долгому периоду восстановления. Позже в своей книге «The Truth Behind the Fantasy of porn» («Порно: взгляд без иллюзий») она напишет: «Помимо того, что сам процесс съемок действует отупляюще, женщины никогда не получают удовольствия из-за постоянных остановок. За кадром режиссёр то и дело кричит „Стоп!“, и действие прерывается для того, чтобы выбрать лучший ракурс, настроить освещение или стереть с тел актёров следы выделений. Время от времени актёров просят „замереть“ в определённой позе, что причиняет актрисам физическую и эмоциональную боль. По собственному опыту я знаю, что такое застыть на несколько минут в сцене секса с несколькими партнёрами, пока настраивают свет или камеры — это очень больно и унизительно. И очень стыдно, когда останавливают съёмку для того, чтобы вытереть кровь, кал и сперму».

Суммарный доход порноиндустрии превышает доходы крупнейших IT-компаний, вместе взятых.

За годы работы Шелли стала регулярно выпивать, позже переключилась на тяжёлые наркотики. В 2008 году она создала организацию «Розовый Крест», направленную на оказание помощи тем, кто хочет покинуть порноиндустрию, а также людям, страдающим от порнозависимости. Фонд до сих пор существует за счёт благотворительной поддержки от общества.

Ни один актёр в порно не застрахован от болезней: все справки легко покупаются, на момент прохождения обследования инфекции могут находиться в инкубационном периоде, а значит, их тяжело или невозможно выявить. Барьерные контрацептивы портят красивую картинку кинопродукта, а эстетика кадра куда важнее, чем здоровье актёра.

«Мы не использовали презервативы в порно, — пишет Шелли Ладен. — Презервативы запрещены, поэтому мы были вынуждены заниматься незащищённым сексом, и я даже сказать не могу, сколько людей подделывают результаты анализов. Только в прошлом году у них было 4 случая ВИЧ-инфекции, это очень много для маленькой компании. Мы знаем, что у многих порнозвёзд были ЗППП в тот или иной момент, по оценкам, примерно от 66% до 99% болеют герпесом. Они не делают тест на герпес, так что все его постоянно подхватывают».

О «добровольном» участии в порно

$500 -$700

получают операторы в крупных компаниях



осветители — $350,
звукорежиссеры — от $200 до $400,
фотографы — $500 в день.

Стоит ли жалеть тех, кто однажды сам пришёл на съёмочную площадку?

По данным Global Slavery Index, в 2018 году 40,3 млн человек во всём мире находятся в рабстве, подавляющее большинство из них — женщины и девочки. По статистике некоммерческой организации Humantrafficking USA, 95 % девочек убегают из дома из-за насилия, одна треть из них попадает в сексуальное рабство уже в течение 48 часов. 90% из них никогда не смогут освободиться. Точных данных о том, сколько девушек ежегодно продаётся в порноиндустрию, пока нет, но очень часто женщины, насильно вовлечённые в секс-индустрию, оказываются в том числе и на съёмочной площадке.

В 2011 году в Майами в суд доставили двоих мужчин: Лавонта Фландерса-младшего и Эмерсона Каллума приговорили к 12 пожизненным срокам по обвинению в сексуальной торговле. В течение пяти лет они работали по простой схеме: размещали в интернете объявления о поиске моделей для съёмок в журналах. Приехавшим женщинам предлагали выпить, в напиток заранее подмешивался сильный наркотик. После женщин насиловали на съёмочной площадке, а ролики продавали в сети. В этом же году супружеская пара из Миссури оказалась на скамье подсудимых: они заставляли девочку с задержкой умственного развития сниматься в порно. На камеру её били плеткой, топили и резали лезвием. А позже одно из её фото поместили на обложку журнала для взрослых, издание принадлежало компании «Хастлер» (популярный ежемесячный порнографический журнал для мужчин, издающийся в США).

Кэтрин Мэкисон, профессор Гарвардского юридического института, исследовала связь между сексуальным рабством и производством контента для взрослых:

«Порнография рождает спрос на траффикинг, потому что просмотр порно – это опыт покупки секса, таким образом, создается желание покупать и воплощать увиденное в реальность. порнография также является рекламой для работорговли, поскольку сутенеры пользуются изображением жертвы как специфической рекламой своей продукции. Кроме того, порнография создает зависимость, подобную наркотической», – объясняет Кэтрин.

11%

всех налоговых поступлений США приходится от порноиндустрии. В Чехии — 5%. А в некоторых немецких ландграфствах эта цифра доходит до 20%.

Многие женщины, работающие в порноиндустрии, не могут выйти из этого бизнеса. Чем дольше они снимаются, тем быстрее отдаляются от обычной жизни. На тех, кто однажды снялся в фильме для взрослых, общество сразу поставит клеймо: с такими нельзя общаться, заводить отношения и работать. Очень быстро друзей и родственников вытесняют коллеги со съёмочной площадки. Работники секс-индустрии сталкиваются с постстрессовым невротическим расстройством чаще, чем ветераны боевых действий. Большинство девушек страдают от диссоциаций — они больше не ассоциируют себя со своим телом. Чтобы пережить ежедневное насилие, они убеждают себя, что это происходит с кем-то другим, а не с ними.

Крисси Моран 7 лет проработала в американской порноиндустрии. В одном из интервью, вспоминая свою работу, она скажет: «В моей жизни было столько душераздирающих событий. Я начала думать о самоубийстве, меня увозили в больницу из-за панических атак. Я пыталась устроить себе передозировку Ксанаксом, удавиться, перерезать вены, но каждый раз не могла дойти до конца. Я слишком боялась боли. Я молилась лишь о том, чтобы Бог просто забрал меня! Несколько месяцев даже ходила в церковь, но меня так переполняло чувство вины, что я едва могла дышать. Я стояла перед выбором каждый раз, но просто не могла остановиться. Мне нужны были деньги».

Teen (подросток)

Самый популярный в мире запрос на порно-сайтах. В США — «creampie», в России — «anal» и «Russian».

Россия и adult индустрия

В 2016 году Роскомнадзор заблокировал Pornhub и Youporn на территории России, что вызвало волну возмущений интернет-пользователей. Некоторые из них даже собрались искать «убежище» в США, где не только потребление, но и распространение порнографии легализовано и защищается поправкой к Конституции. Правда, долго искать выход не пришлось — уже через полгода Pornhub был официально разблокирован по решению суда. Потреблять информацию порнографического характера у нас действительно не запрещено, Россия уже больше двух лет продолжает занимать своё место в топ-20 Pornhub.

Согласно 242 статье УК РФ, на территории России запрещено «незаконно изготавливать, распространять или публично демонстрировать порнографические материалы или предметы». Причём в кодексе нет чёткого разграничения терминов «порнографическая продукция» и «эротические произведения». Несмотря на это, в России ещё с советских времён не существует особого закона, который смог бы регулировать вопросы, связанные с распространением всей продукции сексуального характера (как порнографической, так и эротической). Впервые слово «порнографический» появляется в нашем Уголовном кодексе после Женевской конвенции 1923 года, принятой в формате Лиги Наций. Тогда все страны-участники согласились ввести уголовную ответственность за распространение «obscene publications», то есть «недопустимых публикаций», которые, правда, не имели к порнографии никакого отношения. В английском праве речь шла именно о сценах истязаний, издевательств или убийств с особой жестокостью. В России конвенция была ратифицирована только спустя 12 лет, а сталинские юристы и переводчики исказили её содержание — термин «недопустимые публикации» заменили на «порнографические материалы», которые начали восприниматься как синонимы.

Борьба активистов с индустрией для взрослых упирается в тупик даже сейчас: закона «О распространении порнографии» или «О реализации порнопродукции» никогда не существовало, так же как и не существовало единого и чёткого определения термина «порнография». В связи с неопределённостью в российской судебной практике ежегодно возникает множество различных казусов из серии «эротика vs порнография». Опытные режиссёры во время съёмок начинают прибегать к различным хитростям, например, пытаются создать поверхностный сюжет или даже не показывать половые органы в кадре. Правда, большинство производителей «фильмов для взрослых» поступают ещё проще: меняют «сервер», точнее, его местоположение. Если проверить геоданные практически любого «умного» русского порносайта, выяснится, что сервер находится где-нибудь в Европе. Кстати, чаще всего сервера отправляют в Амстердам, где adult industry давно легализована.

Культуролог проводит анализ видеоинформации по контексту, интерьеру и сюжету. Но в нашу компетенцию не входит установление возраста героев по лицу и внешним признакам - установить пределы возрастной шкалы совершеннолетия имеет право только врач.

Виктория Лемко, судебный эксперт в области культурологических исследований

Вернёмся в Россию. Для того чтобы разрешить спорную ситуацию, в ходе уголовного делопроизводства обычно назначается культуролого-сексологическая экспертиза продукта. Причём экспертом выступает не юрист, а специалист в области социальных или культурных наук: культуролог, психолог, социолог или сексолог.

Виктория Лемко, судебный эксперт в области культурологических исследований объясняет:
«Культуролог проводит анализ видеоинформации по контексту, интерьеру и сюжету. Но в нашу компетенцию не входит установление возраста героев по лицу и внешним признакам - установить пределы возрастной шкалы совершеннолетия имеет право только врач».

В крупных городах проведение подобной процедуры стоит около 30 000 — 40 000 рублей. Сама экспертиза на предмет наличия или отсутствия порнографической информации может быть назначена только на основании постановления органов дознания, прокуратуры, правоохранительных органов и суда. Если экспертная комиссия всё-таки нашла в фильме признаки порнографии, суд использует конечное заключение в качестве доказательства, а подсудимый (владелец порносайта, оператор или режиссёр) может получить до двух лет лишения свободы. За распространение детской порнографии наказание ужесточается — обвиняемый может остаться в тюрьме на восемь лет.

Как я стал
порноактером

Антон
Антон родился в Суздале и там же получил педагогическое образование. Однако работы с хорошей зарплатой в маленьком городке найти не сумел. Поэтому, как и многие его ровесники, решил поехать на заработки в Санкт-Петербург. Он в совершенстве знал английский язык и надеялся быстро устроиться переводчиком, но за несколько месяцев интересного предложения так и не поступило, а деньги уже закончились. Антон снимал маленькую комнату в коммуналке, и его сосед по квартире предложил заработать приличную сумму на съемках эротики.
- Я был уверен, что эротика – это просто съемки в нижнем белье, не более, – вспоминает Антон. – Но на площадке снимали самое обычное порно. Меня попросили раздеться, сфотографировали и сразу предложили работать, без кастингов. Ну и еще пришлось продемонстрировать, что у меня все в рабочем состоянии. Я согласился только потому, что нужны были деньги. Убеждал себя, что снимусь только один раз. Так в 22 года Антон стал сниматься 3-4 раза в месяц, практически все съемки проходили в Петербурге. За все время он работал с тремя компаниями, и только в одной попросили принести справку об отсутствии ВИЧ и гепатита. В остальных режиссер просто спрашивал: «Проблем по здоровью нет?» и, услышав отрицательный ответ, приступал к съемкам.

- Я был уверен, что эротика – это просто съемки в нижнем белье, не более, – вспоминает Антон. – Но на площадке снимали самое обычное порно. Меня попросили раздеться, сфотографировали и сразу предложили работать, без кастингов. Ну и еще пришлось продемонстрировать, что у меня все в рабочем состоянии. Я согласился только потому, что нужны были деньги. Убеждал себя, что снимусь только один раз. Так в 22 года Антон стал сниматься 3-4 раза в месяц, практически все съемки проходили в Петербурге. За все время он работал с тремя компаниями, и только в одной попросили принести справку об отсутствии ВИЧ и гепатита. В остальных режиссер просто спрашивал: «Проблем по здоровью нет?» и, услышав отрицательный ответ, приступал к съемкам.

- Я был мелким дураком, который радовался деньгам и думал, что никакой вирус ко мне не пристанет. В итоге потом несколько раз лечился, но, по счастливой случайности, ничего суперсерьезного не подхватил, – рассказывает Антон. За одну съемку он получал от 20 до 50 тысяч рублей, в зависимости от уровня сложности. Партнершам при этом всегда платили значительно больше. Самый щедрый гонорар Антон получил за съемку, где вместе с ним в кадре было еще шесть мужчин. Правда, больше в таких сценах он не принимал участия, потому что все это было «слишком по-гейски». Чтобы съемочный день проходил без трудностей, Антон, по совету более опытных коллег, стал принимать таблетки на основе виагры. Через несколько месяцев он понял, что по-настоящему подсел на препарат.

– Вне зависимости от того, будут ли сегодня съемки или нет, я все равно принимал виагру, постоянно увеличивая дозировку. Просто для настроения и общего тонуса. Но потом у меня начались проблемы с финишем – я вообще не мог кончить. Мой врач посоветовал мне немедленно заканчивать со съемками. Я и сам не хотел быть импотентом к 30 годам, – объясняет Антон. Молодой человек проработал в порноиндустрии чуть больше двух лет. Несмотря на то, что гонорары, казалось бы, были значительными, сильных изменений в его жизни не произошло: он по-прежнему снимал комнату в коммунальной квартире. Сейчас Антон работает продавцом-консультантом в магазине электроники и планирует делать предложение своей девушке. Он спокойно относится к своему прошлому и ни разу не подвергался нападкам со стороны знакомых и друзей. Однако слышал истории о том, как его партнерш по съемкам преследовали в социальных сетях и в реальной жизни. Одна из его коллег покончила с собой, ей было 19 лет, и она снималась меньше года. Антон уверен, что это произошло из-за травли, которую устроили родственники девушки.

- Я не смотрю порноролики вообще. Когда два года снимаешься и знаешь все изнутри, это все на мониторе вообще не возбуждает. Я бы не сказал, что порно надо запретить – это как-то радикально. Но вот определенный контент не должен попадать в интернет – я говорю о роликах с насилием, с животными, с постановочными сценами, когда актер насилует якобы мертвую женщину. Ну и да, подросткам это точно смотреть ни к чему, реальный секс слишком далек от порно.

Показать весь текст Скрыть текст
Даша

Даша несколько лет снимается в фильмах для взрослых под псевдонимом Karry. Она родилась в Краснодарском крае и всегда училась на отлично. Но потом, когда переехала в Питер, поняла, что хочет год отдохнуть, а потом уже думать о поступлении в институт. Пришлось искать работу и подбирать подходящие вакансии через "ВКонтакте". Вскоре Даше позвонили и предложили прийти на пробы в модельное агентство.

- Когда я увидела, куда попала, была просто в шоке. Было страшновато, я не ожидала, что это будет вэбкам студия, но потом подумала… а почему нет? Мне понравилось общаться с людьми, тем более все они были из Европы или Америки. Я начала раскрываться. Вэбкам моделью проработала девять месяцев. Зарплату делили 50/50 со студией, к концу первой весны в Петербурге спокойно зарабатывала 30-40 тысяч в неделю.

Даша признается, что скоро работа начала морально давить, профессиональная деформация проявилась в постоянной зацикленности: все разговоры были только о работе. Тогда же вовремя звонка один из клиентов сказал, что девушка могла бы сниматься в порно. Даша почти сразу начала искать агентов, тогда это надолго затянулось: кто-то предлагал абсолютно баснословные суммы, что сильно настораживало, кто-то слишком фривольно общался с девушкой или просил выслать фотографии в определенных позах «для себя». В итоге Дарья все же вышла на хорошего агента и вскоре снялась в первом ролике в Петербурге.

– Когда я увидела результат, меня поразило, насколько убого это смотрелось. Возможно, я просто как-то предвзято к себе отношусь, но на тех фотографиях я выглядела неестественно, как никогда не выглядела в жизни. Странно, что оператор, который все это видел, не просил переснять. В процессе все было прилично: я приехала, меня накрасили, познакомили с оператором и партнером. Первая съемка у меня была сразу же анальная, это был мой первый раз, но я заранее знала, к чему готовиться. К тому же мой партнер был профессиональным актером с большим опытом и обещал, что все сделает аккуратно. И все же по пути на студию меня потряхивало.

Буквально после нескольких съемок девушка сделала загранпаспорт и поехала на съемки в Будапешт, в агентство ДжоуМоделс. Ее первая съемка была у Пьера Вудмана. Девушка признается, что буквально влюбилась в известного режиссера, который очень чутко относился ко всем потребностям своих актеров на съемочной площадке. В Европе съемки проходили совсем на другом уровне: снимали уже в хорошей студии по семь-восемь часов подряд. Даша никогда не использовала обезболивающие средства и прочие допинги, а от съемок всегда получала удовольствие.

- Представь, на тебя все смотрят, на тебя повернуты камеры -- это реально делает человека очень счастливым. Когда меня снимают, я чувствую себя кинозвездой. После первых съемок в Европе я наконец-то почувствовала себя в своей тарелке, - вспоминает Дарья.

Актриса не скрывает от родителей и друзей свою работу. За время съемок никто от нее не отвернулся и не прервал общение, а мама даже поддержала. Дарья отмечает, что работа в секс-индустрии никак не повлияла на личную жизнь. Ее молодой человек не связан с порнорграфией, но и не осуждает девушку, хотя иногда и ревнует. Karry планирует сниматься еще два-три года, а потом создать свой бизнес.

– Я хочу чего-то добиться в порно, чтобы уйти не просто так – а уйти все равно придется. У нас очень мало порно для девушек, особенно для лесбиянок. Я бы хотела открыть свой сайт и создавать именно такой контент.

Показать весь текст Скрыть текст

Отвечаем на неудобные вопросы

Кейс 1 Я взрослый человек и люблю порно, надо ли мне себя ограничивать?

В 2018 году американские социологи заговорили об охватившей их страну «сексуальной рецессии». Эксперты называли несколько причин, по которым американцы стали реже заниматься сексом. Это сознательный отказ от нежеланного соития, популяризация приложений для знакомств и развитие порноиндустрии. Хотя в России «сексуальная рецессия» ещё не наступила, и каждая двадцатая роженица — это молодая девушка от 15 до 19 лет, о «порнозависимости» стали говорить всё чаще. Алексей Коломеев, врач-психиатр, высказался о том, почему часто смотреть порно — ненормально для людей старше 30.

— Желание смотреть ролики, стимулирующие сексуальное желание, возникает только у людей с сексуальными проблемами, а они бывают разных видов и степеней. Эти проблемы могут уходить корнями в детство, быть последствием затянувшейся депрессии или психологической травмы. Сексуально здоровые мужчины и женщины не нуждаются в дополнительном и частом внешнем стимулировании. Поэтому если вы поймали себя на привычке смотреть порноконтент, то вам стоит обратиться к специалисту, он поможет разобраться в ситуации с противоположным полом. Сделать это стоит, потому что сексуальная расторможенность очень быстро ведёт к энцефалопатии, а затем и к деградации личности.

Поясним, что отдельного термина «порнозависимость» не существует, и в МКБ-10 (Международная классификация болезней 10-го пересмотра) он также отсутствует. Но есть девиантное поведение, проблемы личностного характера и сексуальная дисфункция, причиной которых может стать частый просмотр порноконтента. Алексей объясняет, что под негативное влияние порноиндустрии попало не только старшее поколение, но и молодые люди.

— Всё возрастающая популярность порноконтента давит на молодых людей, буквально заставляет их всё время беспокоиться, как они выглядят во время секса. Порноиндустрия приводит к завышенным ожиданиям со стороны молодёжи и полному несоответствию реального секса и порно. Из-за этого парень может считать нормальным придушить девушку, при этом не спросив у неё разрешения. Подобные ситуации ведут к психологическим травмам и негативному опыту, часто к асексуальному поведению.

Если говорить о людях старше 30 лет, то для них частый просмотр порно, по словам психиатра, может являться не самой проблемой, а лишь её отростком, верхушкой айсберга. Однако если не разобраться в причине проблемы, её ядре, не обсудить своё психическое состояние со специалистом, то это всё может вылиться в эректильную дисфункцию и неумение эякулировать без порно.

— Данные расстройства называются парафилиями, которые проявляются сексуальными влечениями, фантазиями или действиями. Если давать волю такому поведению, не лечить, то расстройства будут прогрессировать. Если взрослый человек начал постоянно смотреть порно, значит, у него однозначно есть проблемы либо с личной жизнью, либо в интимной жизни с партнёром.

Показать весь текст Скрыть текст
Кейс 2 А нормально ли, что мой ребёнок смотрит порно?

Сделаем уточнение: ребёнком мы считаем лицо, не достигшее 18 лет. Некоторые родители считают, что ребёнок в 1,5–3 года ещё ничего не понимает, но дети в любом случае интерпретируют увиденное по-своему. Анастасия Ковалева, детский психолог и социальный педагог, утверждает:

— Ребёнка может напугать женский стон или резкий характер движений. Так формируется установка «секс — это больно/страшно». Если мы говорим о подростках, то у них могут сформироваться комплексы относительно своего тела, внешнего вида или размера гениталий. Если раньше подростки узнавали о том, как заниматься сексом, от старших или от более опытных друзей, то сейчас руководством стало порно.

Именно поэтому, как говорит Анастасия Ковалева, родителям стоит разговаривать со своими детьми на тему секса, предостерегая тем самым от возможных болезненных ошибок. При попытках воплотить увиденное в жизнь подростки могут получить травмы не только психологического, но и физического характера. Тезис о том, что происходящее в порнороликах очень далеко от реального секса, должны проговаривать именно родители, поэтому так важен выстроенный доверительный диалог с детьми.

В том, что ребенок интересуется порнороликами, ничего плохого нет, и в большинстве случаев это не перерастёт в порнозависимость или психологическое отклонение. Существует список сексуальных девиаций. В него входят зоофилия, некрофилия, нимфомания, инцест, педофилия, сексуальный фетишизм, эксгибиционизм и экскрементофилия. Однако интерес к порнороликам данных жанров не должен служить предостерегающим «звоночком» для родителей подростка. Их просмотр не приравнивается к психологической травме. Когда психика достаточно подготовлена к содержанию увиденного, серьёзных потрясений можно избежать.

— Если, например, в 16 лет молодой человек или девушка выбрали своим любимым жанром постановочный инцест, это не говорит о наличии подобных предпочтений в реальной жизни. Иногда фантазии — это только фантазии, — объясняет Анастасия Ковалева.

Если говорить о возрасте, с которого просмотр порнографического контента можно считать нормальным, то здесь всё довольно неоднозначно. «Нормой» можно считать подростковый возраст, когда психика ребёнка готова воспринимать содержимое ролика, хотя в этом вопросе всё индивидуально.

— Естественно, нельзя считать нормой тот случай, когда ребёнок, не достигший подросткового возраста, начинает смотреть порноролики. Сейчас интернет есть не только у школьников, но и у учеников садика, просвещением дети занимаются сами, интерпретируя увиденное по-своему, а это может сказаться на психике ребёнка негативно.

Просмотр порноконтента не всегда завязан на мастурбации. Порнографические ролики могут выступать лишь в роли более сильного стимулятора, чем фантазии, поэтому, если ребёнок смотрит порно, это не значит, что он неадекватен или порнозависим. Возможно, он просто избавляется от напряжения.

Показать весь текст Скрыть текст
Кейс 3 Что делать, если в соседнем доме в съёмку порноролика вовлечён несовершеннолетний?

Первое, что вы должны знать — участие в производстве порнографического контента лица, не достигшего 18 лет, подпадает под действие статьи 135 УК РФ, которая гласит: «Совершение развратных действий без применения насилия лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, в отношении лица, не достигшего шестнадцатилетнего возраста, наказывается ограничением свободы на срок до трёх лет». Не сомневайтесь — идите в полицию.

Анонимный источник из ГУ МВД по Москве прокомментировал ситуацию вовлечения подростков в секс-индустрию следующим образом:

— Вовлечение малолетних в секс-индустрию происходит прежде всего из-за халатности родителей и их недостаточной компетентности в вопросах детского воспитания. Вовремя не объяснили ребёнку, что такое секс. Ещё одна причина, о которой мы часто слышим, — это нехватка денег. Подростки идут в эту индустрию не только потому, что надеются быстро заработать, но и потому, что не считают это неправильным. Статистика показывает, что преступлений по статье 242 УК РФ («Незаконные изготовление и оборот порнографических материалов») совершается немного больше, чем по статье 135 УК РФ.

Но представим более безобидную картину. Вы узнаёте, что ваши соседи снимают порно. Что делать? С правовой точки зрения данная ситуация гораздо запутаннее, и в ней нет одного верного ответа. Единственное, за что здесь можно ухватиться, это статья 242 УК РФ, «О незаконном производстве и распространении порнопродукции», ну или статья 6.3 КоАП РФ — «О нарушении общественного порядка в ночное время». Дело в том, что снимать порно можно, закон этого не запрещает, а вот распространять порноконтент нельзя. А последнее будет доказать крайне сложно.

— Я думаю, что цензура должна быть намного жёстче и не останавливаться только на онлайн-вопросе: «Вам есть 18?» — на порнографических сайтах. Запрет порноиндустрии, конечно, ничего не даст, но регулировать данный рынок каким-то образом нужно. Скажу так: попытки были, но безуспешные из-за нехватки кадров в данной области, — говорит анонимный источник из МВД Москвы.

Показать весь текст Скрыть текст

Дизайн и графика

Глеб Пекный,

Булат Гарипов

Текст

Диана Игнатович, Ксения Скороходова, Андрей Окунь

Веб-магия

Кружевицких Юрий