Sinkabout Наводим на мысли

Спи, моя радость: эволюция наркоза

9 апреля 1799 года, ровно 220 лет назад, английский химик Хемфри Дэви открыл анестезирующие свойства оксида азота, или веселящего газа. Изобретение быстро набрало популярность в качестве обезболивающего средства и вещества, вводящего человека в состояние наркоза. Sinkabout решил разобраться, какие ещё способы обезболивания придумывало человечество.

Как и многие другие сферы науки, древняя медицина постигалась исключительно на практике. Так, уже древнеегипетские врачи понимали, что, например, если не вытащить из тела наконечник стрелы, человек заболеет и умрёт или, если не удалить ноющий зуб, больной будет мучиться от невозможной боли, и это тоже может привести к смерти. Но врачи смогли найти способ избавить пациентов от боли: им давали опий или что-то серьёзнее — цикуту или мандрагору. Хочешь не хочешь, вспомнишь Леонида Филатова: «Он на вкус хотя и крут, и с него, бывает, мрут, но какие выживают — те до старости живут!».

Цикута — ядовитое растение семейства зонтичные. Ей отравили Сократа, и её использовали для анестезии. Источник: ru.wikiquote.org

Со свойствами мандрагоры были знакомы и греки. В «Илиаде» греку Эврипилу лечат язву именно корнем мандрагоры:

«…Истёртым корнем присыпал горьким, врачующим боли, который ему совершенно боль утоляет; и кровь унялася, и язва иссохла».

В других странах пользовались иными средствами: в Китае — коноплёй, в Америке — листьями коки, а в арабских странах — льдом и снегом. А чаще обезболивающих средств не было. В наставлениях для будущих врачей в Римской империи говорилось, что важное качество хирурга — твёрдая рука и терпение, чтобы не отвлекаться на крики пациентов и уверенно делать своё дело.

К XII веку в Болонском университете насчитали почти 150 видов обезболивающих средств. Но многие из них нуждались в точной дозировке, поскольку представляли собой сильные яды и угрожали здоровью пациента. Поэтому самым распространённым средством был простой удар по голове, от которого пациент терял сознание. Средство настолько абсурдное, что высмеивается в мультфильмах до сих пор.

Научный подход к анестезиологии стал формироваться в XVIII веке. Именно тогда для обезболивания стали использовать диэтиловый эфир, который получали перегонкой этилового спирта с серной кислотой. Это вещество было открыто целых четыре раза: Валерием Кордусом в 1540 г. (и было названо «сладким купоросным маслом»), Робертом Бойлем в 1680 г., Исааком Ньютоном в 1704 г. и Августом Фробениусом в 1729 г. — после него-то и стали называть эту субстанцию эфиром. К концу XVIII века эфир использовали для вдыхания, чтобы уменьшить боль, лечить неврологические и лёгочные заболевания — увы, кратковременное обезболивание принимали за улучшение и продолжали практиковать, в общем-то, бесполезный для течения болезни метод. Даже организовали в Бристоле Пневматический институт — медицинско-исследовательский центр, в котором изучали в том числе влияние газов на здоровье человека.

Здание Пневматического института в Бристоле. Источник: ru.wikipedia.org

С этим заведением связано и дальнейшее развитие анестезии. Во время работы в Пневматическом институте химик Хемфри Дэви обнаружил, что вдыхание оксида азота вызывает кратковременную эйфорию, беспричинное веселье, даже некоторое опьянение и, что важно, потерю чувствительности к боли. Исследователь так и назвал изобретение — «веселящий газ». Дэви выпустил книгу, где подробно описал физические и химические свойства газа и предположил, что оксид азота можно применять для обезболивания во время операций. Но открытие известного химика незаслуженно оставили без внимания.

К вопросу вернулись через 40 лет. Почти в одно и то же время американские стоматологи Хорас Уэллс и Уильям Мортон открывают анальгезирующее действие двух разных веществ.

Уэллс замечает, что во время лекции по химии доброволец, надышавшийся оксидом азота, случайно разбил себе ногу до крови, но ничего не почувствовал. Уэллс провёл опыт на себе: сначала сделал ингаляцию веселящим газом, а потом его ассистент вырвал доктору зуб. Как и ожидалось, никакой боли. Дантист использовал веселящий газ для проведения 15 стоматологических операций, результаты были весьма успешны.

Да вот открытие не принесло ему ни славы, ни денег. На одной из публичных демонстраций пациент после веселящего газа кричал так, что доктора подняли на смех. И хотя потом выяснилось, что опьянённый больной кричал из-за страха перед врачами, за Уэллсом закрепилась слава мошенника. Несчастного стоматолога затравили, и тот покончил с собой.

Вскоре, в 1846 году, в медицину ворвался Уильям Мортон, который впервые провёл операцию с ингаляционным наркозом при помощи диэтилового эфира. Газ погружал больного в глубокий сон, во время которого не то что зуб выдрать — разрез в теле сделать можно. Существовали значительные споры о первенстве в использовании эфира. Об этом написал физиолог Оливер Холмс, современник Уэллса и Мортона: «Приоритет в открытии наркоза принадлежит tо е(i)ther». Фраза основана на игре слов to ether — эфиру и tо еither — каждому, то есть приоритет принадлежит эфиру и всем.

Сейчас эфир используется для наружного применения и изготовления экстрактов. Источник: kuzbassorghim-cs24519.tiu.ru

Через год изобретение опробовал русский хирург Николай Пирогов, и не просто так, а в полевых условиях. В России шла Кавказская война, и тогда уже знаменитый доктор отправился на фронт испытывать хирургические новшества в полях. Всего Пирогов провёл более 10 000 операций под эфирным наркозом.

Практически одновременно появляется ещё одно средство — хлороформ, который изначально использовали как растворитель для каучука. Анестезирующие свойства хлороформа открывает шотландский акушер Джеймс Симспон, когда, случайно надышавшись парами, падает в обморок. Вещество успешно применяется врачом в его работе — для обезболивания родов.

Существует легенда о том, что церковь ополчилась на Симпсона за использование хлороформа. Мол, в Библии сказано, что женщины должны рожать детей в муках. Акушер также защитился Священным Писанием: для первой в мире операции Бог погрузил Адама в сон и только тогда вынул его ребро и превратил в Еву.

Эфир и хлороформ долгое время идут бок о бок, врачи используют то одно средство, то другое. У обоих методов были свои достоинства и недостатки. Так, для эфира требовался специальный аппарат с маской, усыплял он довольно долго, был взрывоопасным — потому-то при эфирных операциях нельзя было пользоваться прижиганием. Хлороформ, в свою очередь, был токсичен и мог вызвать множество побочных эффектов вплоть до смерти. Ещё один существенный минус эфира и хлороформа — то, что они вызывают общий наркоз, то есть потерю сознания, чувствительности и рефлексов, похожее на кому. И что же, нужно погружать человека в наркоз ради удаления зуба?

Стали появляться и другие методы анестезии, например с использованием кокаина. Обезболивает быстро, локально и удобно, но вызывает привыкание. В ХХ веке стали появляться синтетические ненаркотические его заменители — новокаин и лидокаин, которые до сих пор повсеместно используются в хирургии и стоматологии. Исследователи вернулись и к веселящему газу. Выяснилось, что в определённой концентрации с кислородом (а именно: не менее 70% оксида азота и не менее 21% кислорода) он также может вызывать общий наркоз.

Сейчас наркозом занимается анестезиолог — специальный врач, который присутствует на операции. Он следит за погружением пациента в сон, выходом из наркоза и уровнем жизнедеятельности во время операции. Да и эфир с хлороформом сейчас не используются. Бал правит комбинированный наркоз, в который входят вещества, расслабляющие мышцы, снижающие давление и др. У наркоза три главные цели — устранить боль от операции, снизить тонус мышц и «выключить» пациента из реальности, поскольку осознание себя в момент операции может иметь неприятные психологические последствия.

Вопреки распространённому мнению, заснуть и не проснуться от наркоза очень тяжело — так заканчивается всего лишь одна операция из 200 000.

А веселящий газ сейчас используется, например, чтобы взбить сливки из баллончика. Или же в других, более опасных развлечениях. Вдыхать оксид азота для получения «кайфа» догадались очень давно: «воздушные вечеринки» устраивали ещё в середине XIX века богатые англичане.

Шутливая иллюстрация шаров двухвековой давности. Источник: azotazakis.com

Сейчас это вновь стало популярным, потому что оксид азота недорогой, доступный, лёгкий и главное — легальный. На самом деле не всё так радужно. Хоть производители и говорят, что веселящий газ безопасен, в медицине его применяют в строгой дозировке и под контролем врачей. Опьяняющий эффект достигается в том числе из-за нарушения кислородного обмена: газ просто вытесняет кислород и вызывает кислородное голодание в мозгу. Но по большому счёту медики до сих пор не выяснили точного механизма «веселения».

Шары с веселящим газом — довольно опасное, хоть и популярное развлечение. Источник: azzot24.com

В долговременной перспективе шарики могут снизить память, функцию кроветворения, создать дефицит витамина В12 и нарушение обмена веществ. Неизвестны и долговременные побочные эффекты, поэтому в России предложили запретить оборот «веселящего газа». Останется ли оксид азота в медицинской практике или встанет в один ряд с отжившими своё хлороформом и эфиром — неизвестно, но смех сквозь слёзы точно может обеспечить.

241
Написать свой комментарий...