Sinkabout Наводим на мысли

«Заставляла маленькую дочку воровать»: как развлекаются шоплифтеры

Поговорили с работниками популярных сетевых магазинов одежды о том, кто и как в Петербурге ворует вещи и зачем этим занимаются обеспеченные люди.

Проблема воровства во всех российских магазинах практически нерешаема, прежде всего потому, что воруют не только покупатели, но и сотрудники. В среднем потери от краж составляют 1-3% от годового оборота; как правило, все риски уже заложены в стоимость товара. И если для некоторых воровство — единственный способ выжить, для других это просто развлечение, экстремальный досуг.

Мария Белковец, ZARA, продавец-консультант женского отдела

Мария Белковец, фото — личный архив

— В нашем магазине на Невском проспекте воруют часто, в день мы стабильно находим по 10-15 снятых с вещей алармов. Воруют абсолютно всё: начиная от дешёвых маек за 500 рублей, заканчивая дорогими кашемировыми свитерами и сумками, обувью; были случаи, когда крали шубы. Если кто-то пищит на выходе и выясняется, что человек действительно украл, а не кассир, например, забыл снять аларм, то мы вызываем полицию. И пока полиция едет, воришек держим в специальном помещении. Но, насколько я знаю, у магазина огромные наценки на товары, и, что бы там ни украли, серьёзного ущерба компании это не принесёт. Обычно, кстати, полиция приезжает, разговаривает с воришками и отпускает их. Чаще всего ворами оказываются совершенно неприметные люди: это бывают семейные пары, даже дети. Нет никакого чёткого портрета шоплифтера: они самых разных возрастов. Я думаю, что люди воруют дешёвые вещи, чтобы потом носить. А вот дорогие вещи, как кашемировые свитера, наверное, перепродают.

Очень сильно взбесил случай, когда мама пришла в магазин с дочкой, ей было лет шесть. Они украли у нас вещей на сто тысяч: кашемировые свитера, пальто. Мы об этом узнали только тогда, когда нашли 17 алармов в куртке на вешалке. Естественно, мы начали проверять видео с камер. Оказывается, эта женщина с дочкой на протяжении нескольких часов обкрадывала наш магазин, а ребёнок всячески отвлекал персонал, чтобы мать вынесла все эти вещи.

Однажды девушка устроила нам целый квест по магазину. Покупательница сняла очень много алармов с вещей, тысяч на 25, и все эти алармы покидала на одежду в зале. В итоге она как-то глупо спалилась: начала задавать много вопросов работнице, когда выходила из примерочной. И работница вдруг увидела, что в этой примерочной на куртке весит сразу 4 аларма, она сказала об этом охране. Девушку заставили показать вещи на выходе. На ней была надета кожаная куртка, а под курткой четыре свитера, две футболки, джинсы. Как сотрудник магазина, я не могу спокойно относиться к тому, что у нас воруют, меня это очень бесит. Были случаи, когда мы лично ловили людей, это вызывало дикое бешенство, хотелось просто врезать такому человеку. Обычно ворованные вещи списывают, мы штрафы за них не получаем, но, насколько я знаю, убытки магазина всё равно отражаются на нашей заработной плате.

Фото: Pixabay

Практикующий психолог Александр Загонов уверен, что в основе любого на первый взгляд нелогичного поведения человека лежит желание удовлетворить какую-либо потребность:

— Совершая немотивированную магазинную кражу, казалось бы, человек подвергает себя излишнему риску быть пойманным, а следовательно, столкнуться с негативными последствиями. Но если учесть, что воруемая вещь ему не нужна, то всё становится на свои места. Ценность для шоплифтера представляет не трофей, а сама кража, рискованное действие. С точки зрения потребности, шоплифтинг мало чем отличается от экстремального вождения стритрейсера или посещения опасных мест — например, хождения по крышам.

Александр Загонов

Юлия Никанорова, детский отдел ZARA, продавец-консультант

Юлия Никанорова, фото — личный архив

— Нельзя точно идентифицировать время и количество украденного. Если вор делает всё аккуратно, то правда выползет наружу только при переучёте. В магазинах одежды это называется мерма — разница между фактическим и теоретическим. Единственное, как можно определить кражу в повседневности — найти оторванный аларм. Когда я работала в женском отделе «Манго», кражи случались чуть ли не каждый день, в большей степени это зависит от местоположения магазина. ТЦ «Галерея» — мёд для беспризорников и школьников, которым некуда податься в плохую погоду или просто после уроков. Большая проходимость даёт им все преимущества для краж: за тобой никто не уследит.

В детской «Заре» такого нет. В частности потому, что в отдел с одеждой для малышей приходят либо поглазеть на «мимишность», либо по острой надобности. Учитывая обособленность магазина и близость дорогих бутиков, повальное количество шестнадцатилетних воришек исключается. Хотя недавно у нас камеры засекли взрослых людей, которые выносили одежду целыми размерными рядами. Это был шок. Чаще всего берут то, что просто украсть. Например, аксессуары или то, что можно на себя надеть, но точно не обувь и не верхнюю одежду. Мало кто знает, но даже если на обуви не висит аларм, то правый ботинок точно закодирован.

Если ловим посетителя на воровстве, то отводим его в каморку и знатно ругаем. Почти все воришки одежды — школьники, которых обходит закон, так что здесь работает только штраф в пятикратном размере и звонок мамочке.

Однажды в «Mанго» парень не снял алармы с одежды и решил просто выбежать из магазина. Его поймали и посадили у кассы ждать. Пока решалась его судьба, он попытался сбежать снова, всё ещё с вещами, но охранник его повалил, и завязалась драка. В этот момент я обедала и поперхнулась гречкой — было и правда страшно. Среднестатистический воришка выглядит так: одетые в спортивную или просто оверсайз одежду девочка или мальчик лет 16-ти. Обычно они не ходят поодиночке: один стоит «на стрёме», пока второй ворует. Дети из неблагополучных семей хотят хорошо выглядеть, как более обеспеченные ровесники. Когда воруют взрослые, они чаще всего перепродают эти вещи.

Я сама по малолетству могла украсть конфету, однажды меня даже поймали, я была совсем маленькая. Стало так стыдно, что хотелось отрубить себе шаловливые ручки. А сейчас, если я и пойду на кражу, то только оттого, что на зарплату продавца даже не покушаешь нормально. Сиди дошираками плюйся.

Фото: Pixabay

Александр Заготов отмечает, что в группе риска такого поведения будут подростки, представители сообществ, в которых подобные выходки принимаются за доблесть, а также люди с нарушенным покупательным поведением (например, богатые люди, не ощущающие ценность денег, которыми они оплачивают обычные покупки).

«Ну и нельзя исключать, что такое поведение может быть симптомом определённого психического отклонения, и тогда это люди в пограничных состояниях или страдающие патологией. Но однозначно это утверждать нельзя без всестороннего анализа в каждом конкретном случае», — объясняет психолог.

Алина Пупкова, продавец-консультант в Gloria Jeans

Алина Пупкова, фото — личный архив

— Мой магазин находился в ТЦ «Жемчужная Плаза», я работала там несколько месяцев. Чаще всего у нас воровали негабаритные вещи: футболки, майки, бижутерию. Реже всего — сумки и обувь. Те же толстовки и кофты сложно быстро и незаметно куда-нибудь запихнуть.

Воруют двумя способами. Либо берут вещи в примерочную и надевают их под свою одежду — и потом стараются незаметно быстро выйти. Либо в самом зале со столов берут вещи, реже снимают с вешалок, быстро комкают и засовывают себе в пакет. Некоторые покупают специальный магнит, который снимает с вещей аларм. Охрана не может ничего сделать с воришкой — только попросить показать пакет. И если есть какие-то подозрения, то вызвать охранников торгового центра и управляющего. Они не имеют права самостоятельно задерживать человека, для этого вызывают полицию, если кража крупная. Но чаще всего никто не хочет этим заниматься, поэтому у человека просто забирают украденное.

Нет конкретного портрета шоплифтера, все они разные. Например, я знаю девочек, которые воруют просто на спор, от нечего делать, им эти вещи даже не нужны. Бывает, что этим занимаются взрослые люди. Например, в мою смену пытался вынести вещи сорокалетний мужчина, часто на краже попадались нерусские. Конечно, бывает, что у людей просто нет денег.

Помню была женщина, которая прилично выглядела, она взяла вещь, походила с ней по магазину, потом засунула в пакет и на кассе пыталась доказать, что это её одежда, требовала снять аларм даже. В большом сетевом магазине одежды очень сложно обнаружить воровство, обычно это всплывает при инвентаризации, которая проводится не так часто. Я бы не сказала, что испытываю ненависть или презрение к шоплифтерам. Я просто не понимаю ту категорию людей, которая делает это ради забавы. И иногда жаль людей, у которых просто не хватает денег на вещи, и поэтому им остаётся только воровать.

2755
Написать свой комментарий...