Sinkabout Наводим на мысли

Ялмар Шахт: спаситель и преступник

Кем был человек, спасший Германию от страшнейшего кризиса, — идейным гением или хитрым временщиком? Об одном из самых неординарных экономистов в истории, который в итоге оказался на скамье подсудимых, — в материале Sinkabout.

Ялмар Хорас Грили Шахт родился в 1877 году на севере Германии; по матери он принадлежал к знатному датскому роду. Во время учёбы сменил несколько различных областей: медицина, германская филология и, наконец, политэкономия.

В немецком языке есть понятие «Beruf», означающее призвание. Это понятие более глубокое, чем аналогичное в русском языке. Для немцев «Beruf» — это что-то вроде миссии, предначертанной свыше. Для Ялмара Шахта такой миссией стала деятельность в сфере экономики и финансов. Он происходил из либеральных кругов, но во время учёбы подвергся сильному влиянию немецкой исторической школы, восхвалявшей вмешательство государства в экономику. Эта дихотомия будет сопровождать его всю жизнь.

Либерал?

После окончания учёбы Шахт начал работать в «Dresdner Bank», одном из крупнейших банков Германской империи. Первоначально он занимал там не очень влиятельные должности, но позже поднялся до заместителя директора.

Одно из зданий Рейхсбанка, фото 1903 г. Источник: Wikimedia

Первая мировая война несколько изменила его планы. Его освободили от военной службы из-за слабого зрения, но отправили работать на немецкую оккупационную администрацию в Бельгию в качестве молодого талантливого экономиста.

По возвращении Шахт ушёл из «Dresdner Bank», предпочтя ему «Национальный банк Германии». Несмотря на громкое название, этот банк был частным, относительно небольшим и малоизвестным. С другой стороны, там для него открывались большие перспективы: на предыдущем месте работы он так и остался бы клерком, а здесь ему предлагали полное руководство организацией. В своих талантах Шахт никогда не сомневался. Для него проще было привести к успеху малоизвестную организацию, чем продолжать тонуть в бюрократической волоките.

Теперь в его планы вмешалась Ноябрьская революция 1918 года. Шахт поучаствовал ещё и в политической деятельности: он был одним из создателей Немецкой демократической партии. Партия придерживалась леволиберальных взглядов, в неё поначалу входили многие известные личности: политические деятели и крупные бюрократы, экономисты, деятели науки и культуры. Шахт, однако, не задержался там надолго: его однопартийцы поддержали идею конфискации имущества у прежнего имперского дворянства. Для Шахта, как для либерала, это решение выглядело как недопустимое посягательство на право частной собственности. Он покинул партию, но это обстоятельство не помешало его карьере. В 1923 году Шахт стал президентом Рейхсбанка.

20 миллиардов немецких марок 1923 года. И это не предел. Источник: Соберу.ру

Экономика молодой Веймарской Германии находилась в ужасном состоянии. После проигранной войны страна должна была выплачивать огромные репарации странам-победительницам. Правительство в этой ситуации не придумало ничего лучше, кроме как начать усиленными темпами печатать ничем не обеспеченные деньги. Этим занималось ещё имперское правительство в конце войны, но масштабы были куда меньше. Сейчас же курс немецкой марки совершенно обвалился.

Франция и Бельгия ввели войска в Рурскую область — промышленный регион на западе Германии, богатый углём. Эти два государства предпочли немецкий уголь обесценившейся немецкой валюте. Веймарская экономика, во многом державшаяся на рурской промышленности, рухнула окончательно. В такой ситуации таланты Ялмара Шахта очень пригодились.

Он вступил в дискуссию с другим популярным тогда экономистом, Карлом Гелферихом. Последний предлагал начать выпуск новой валюты, «ржаной марки», привязанной к цене на рожь. Шахт говорил, что такой вариант недопустим, и предлагал своё решение; в итоге Шахт выиграл спор. Во-первых, его оппонент был членом имперского правительства — и его недальновидная политика запустила процесс обесценивания марки. Во-вторых, Гелферих был националистом, в отличие от либерала Шахта, а в послевоенном правительстве националистам не было места. В-третьих, цена на рожь была слишком нестабильной. В-четвёртых, Шахт располагал лучшими связями в новом правительстве.

По совокупности факторов Шахт получил в своё распоряжение финансы всей Германии. Он смог стабилизировать валюту путём выпуска новой рентной марки. Интересно то, что в конечном итоге рентная марка была творческим переосмыслением идей Гелфериха. Правда, её стоимость была привязана к земле. Некоторое время старая и новая валюты существовали параллельно.

Адольф Гитлер и члены его правительства вскоре после назначения, 1934 г. Источник: United States Holocaust Memorial Museum

На посту президента Рейхсбанка Шахт тоже пробыл всего несколько лет. В 1930 году он ушёл в отставку из-за несогласия с новым планом выплат репараций. Дело в том, что почти все европейские страны за период Первой мировой войны брали кредиты у США. Теперь их нужно было возвращать. Возврат планировалось совершить через всё те же германские репарации. Германия после реформы Шахта тоже стремительно влезала в долги, обманутая внешним процветанием. Американские промышленники, чувствуя большую выгоду, настаивали на скорейшем возвращении денег со всеми процентами. Шахт, который с таким трудом вытащил немецкую экономику из кризиса, понимал, что такое решение будет для Германии новым ударом. Так и получилось.

Национал-социалист?

Разочаровавшись в либеральном немецком правительстве, Шахт пошёл на сделку с нацистами. Это был именно политический расчёт, а не приверженность идеям нацизма. Он начал выказывать большое уважение Гитлеру как человеку, способному вернуть Германии истинное величие. Гитлер же считал Шахта единственным «истинным арийцем», который способен перехитрить «еврейских дельцов». Именно Шахт заложил основы функционирования экономики Третьего рейха, познакомив Гитлера с крупнейшими промышленниками Германии.

Нацисты не остались в долгу: их победа на выборах 1933 года обернулась для Шахта возвращением на должность президента Рейхсбанка. Вскоре он стал ещё и министром экономики. Поначалу действия Шахта вполне укладывались в либеральную парадигму. Тут стоит отметить, что национал-социалисты не были единым движением, внутри партии изначально присутствовал раскол. Шахт близко сошёлся именно с той частью партии, которая не отличалась социалистическими воззрениями.

Открытие автобана между Франкфуртом и Дармштадтом, 1935 год. Ялмар Шахт — третий справа. Источник: United States Holocaust Memorial Museum

Но вскоре он будто «забыл» те идеи, которых сам когда-то придерживался. Совмещая два ключевых поста, Шахт с лёгкостью установил полный контроль над немецкой экономикой. Он был прекрасно осведомлён о том, что во многом на нём лежит задача по подготовке страны к войне.

Деятельность Шахта в этот период нельзя назвать спокойной: он вступал в споры со многими партийными идеологами. Например, выступал против принудительного труда. Это не влияло на общий курс — возрастало влияние государства на экономику. Контроль над курсом немецкой марки и выпуск государственных облигаций позволили перенаправить огромное количество средств на развитие военно-промышленного комплекса.

Производство вооружений росло, потребление населения снижалось. Люди не замечали этого: после тяжёлого кризиса жизнь при нацистах казалась довольно сытой, даже несмотря на фиксацию зарплат и рост налогов; своё дело делала и пропаганда. Промышленников и банкиров уже не уговаривали вкладываться в общее дело — зачем уговаривать, когда можно заставить?

Так выглядела ставка Гитлера после покушения 20 июля 1944 г. Источник: March of the Living

С назначением Германа Геринга (министра авиации) главой Управления по четырёхлетнему плану Шахт оказался связан по рукам и ногам, не имея больше возможности проводить корректную, на его взгляд, экономическую политику. Позже он лишился поста министра экономики, но продолжал числиться в правительстве как министр без портфеля.

За ним сохранялась должность главы Рейхсбанка, и именно он занимался экономической интеграцией Австрии. Тем не менее, Шахт выступал против начала полномасштабной войны (Австрия была присоединена мирным путём), считая, что экономика Рейха к этому не готова. После начала войны с Польшей он покидает свой пост в Рейхсбанке, после начала войны с СССР — уходит из правительства.

С тех пор нацистская верхушка относится к Шахту очень настороженно. В 1944 году происходит неудачное покушение на Гитлера. Подобные покушения планировались военным руководством и раньше, но всякий раз их реализация проваливалась. Сейчас Гитлер отделался незначительными ранениями, несколько человек погибло (портфель со взрывчаткой, «забытый» заговорщиком, в последний момент оказался передвинут, потому что мешал).

Ялмар Шахт (в центре) на Нюрнбергском процессе. Источник: United States Holocaust Memorial Museum

Заключённый

Началось расследование, в ходе которого виновные были найдены и по большей части повешены. Шахт знал о заговоре, но не участвовал в нём. Для нацистов это был отличный повод, чтобы избавиться от либеральной «пятой колонны»: бывший министр экономики отправился в концлагерь. Он был освобождён союзными войсками, как и другие узники — и тут же арестован снова.

Статус политзаключённого в Рейхе не спас его от Нюрнбергского процесса и других подобных проблем: если суд в Нюрнберге в конечном итоге оправдал Шахта, то суд уже освобождённой Германии счёл нужным приговорить его к нескольким годам каторги. Впрочем, Шахт через год смог выйти на свободу.

После снятия обвинений знаменитый немецкий экономист осел в ФРГ и ещё много лет работал в финансовой сфере, основав банкирский дом «Schacht GmbH». Скончался в Мюнхене в 1970 году в возрасте 93 лет.

343
Написать свой комментарий...