Sinkabout Наводим на мысли

Один день из жизни кошачьего приюта

Побывали в приюте для кошек «Островок надежды». Sinkabout выяснил, как под одной крышей уживаются «бывшедомашние» и бездомные и почему деньги — не самая большая проблема.

— Только не указывайте наш адрес, — просит Елена Антонова, руководитель кошачьей площадки приюта для бездомных животных «Островок надежды», между делом. Она, кажется, в двадцатый раз наклоняется над очередным лотком. — Подкидывают котят и взрослых кошек, часто в коробках, заклеенных скотчем. Именно поэтому мы всегда говорим, что приют переполнен, но стараемся рассматривать каждый отдельный случай.

— Вот эта кошечка, — Елена указывает на чёрно-белую миниатюрную кошку, которая напряжённо щурится на застиранном, но чистом лежаке, — точно была домашней. Она у нас не первый год, но к людям так и не привыкла — бывшедомашние все с характером.

Кошкам, попавшим в приют, сложно быстро адаптироваться к новым условиям, особенно тем, у кого был свой хозяин. Кошачье общежитие — определённый стресс для животных. Поэтому новички несколько дней привыкают к новому жилищу в клетке. Затем их определяют в «номер».

«Островок надежды» напоминает коммунальную квартиру — длинный, заставленный кормами, наполнителями, лекарствами, лежанками коридор, в котором каждая комната имеет своё название и закреплена за определёнными кошками. Тяжёлый, но не затхлый воздух фильтруется кварцевыми лампами, которые стоят в каждом помещении. Строгие правила здесь для всех. Прежде чем зайти к животным, нужно обязательно обработать руки хлоргексидином; протереть ноги о лежащие через каждые пять метров половые тряпки, пропитанные специальным дезинфицирующим раствором. В комнатах используют только свои средства для уборки, мусорные мешки, расчёски, корма...

Так выглядит кошачья «коммуналка». Фото: Sinkabout

Вместе с Татьяной, женщиной средних лет, приехавшей за ветеринарным паспортом для второго приютского кота, который недавно поселился у неё, отправляюсь в комнату.

— Эту мы не стали переназывать, — кивает Елена на дверь, — 33. Легко запомнить. А эта вот комната с картинками на двери — для «Люсиков», — улыбается руководитель площадки и открывает дверь 33.

Как минимум десять кошек молниеносно поворачивают морды в сторону новых посетителей. Кто-то спрыгивает с увесистой, изрядно поцарапанной когтеточки и со счастливым видом крутится около ног, как невзрачная, но до неприличия ласковая кошка Вена.

Вена — самая ласковая кошка в приюте. Фото: Sinkabout

Кто-то, как породистая британка Ирма, прячется внутри ящика совкового платяного шкафа, в котором, судя по всему, проводит большую часть дня.

Ирма наконец выбралась из шкафа. Но только для того, чтобы залезть на табуретку. Фото: Sinkabout

Биколорный рыже-белый Гермес с порванной губой недоверчиво подставляет голову.

Красавец Гермес родился в 2011 году. Фото: Sinkabout

Шуня, серая, с кисточками на ушах сибирская кошка (или близкий её метис) помахивает хвостом, сбивая с толку красивую слепую Фиону.

Шуня оказалась в приюте, когда её хозяйка решила, что кошка и маленький ребенок в одном доме — не вариант. Ведь если аллергии пока нет, то она обязательно проявится. Фото: Sinkabout

Несмотря на болезнь, Фионе повезло немного больше, чем некоторым кошкам приюта «Островок надежды» — у неё есть опекун.

— У нас есть проект «Помогать легко! Не можешь взять домой, помоги накормить!». Фактически, это 950 рублей в месяц на корм и наполнитель для кошки, которую взяли на попечение, — Елена выдаёт Татьяне и мне четыре расчёски разного диаметра. — Самая большая проблема — это даже не деньги. Нам не хватает человеческих ресурсов. Постоянно здесь работает четыре волонтёра, две из них — девочки-студентки.

Сейчас в приюте на Васильевском острове содержится около 300 кошек, котов и котят. По словам Елены, за последний год поступило именно столько животных, бездомных и бывшедомашних. Новый дом нашли чуть меньше половины.

— Кто-то говорит, что лучше оказать помощь детям или старикам, чем бездомным животным. И тут же: пенсионеров обязано содержать государство, детей должны обеспечивать родители. Тот, кто хочет помогать, всегда это делает, — руководитель кошачьей площадки сосредоточенно вырезает колтун на шее Гермеса. Вена, кажется, самая контактная из всех подопечных, живущих в 33 комнате, упорно пытается облизать мне лицо и залезть на плечо. Она соскальзывает, но принципиально не выпускает когти.

Жильцы 33 комнаты. Фото: Sinkabout

— Здоровье кошек тоже проблема. Это и кастрация по возрасту, и обследования. Не так давно я стала отдавать ушедших животных на вскрытие. Выяснилось, что вирусные заболевания, особенно вирусный лейкоз, — самые часто встречающиеся болезни. Большое значение имеет стресс. У нас был такой случай: из Приморского района привезли кошку, которую закрыли в одной переноске с собакой и оставили на морозе. Бывшедомашние кошки тоже очень плохо переносят переезд в приют. Они оказываются здесь, потому что их хозяева болеют или умирают, — Елена подходит к каждой кошке (а их, на минуточку, больше десяти только в этой комнате) и высыпает горсть из отдельного мешка с ветеринарным кормом.

— Профилактика МКБ, — объясняет она.

Каждой кошке достаётся порция профилактического корма. Фото: Sinkabout

Заходим в первую комнату, Елена поглаживает за ухом испуганную кошку: «Эту девочку взяли дети пожилой женщине в ноябре. А через несколько месяцев хозяйка умерла. Те же самые дети принесли её к нам».

В этом помещении животных, кажется, в два раза больше, чем в предыдущем. На деревянных стеллажах лежат одеяла и подстилки, рядом несколько когтеточек и нескончаемое количество лотков с деревянным наполнителем.

Эта комната действительно «первая». Именно здесь раньше всего сделали ремонт. Фото: Sinkabout
Обитатель первой комнаты. Фото: Sinkabout

Здесь, в самой первой отремонтированной комнате, обосновалась Йокси. Она родилась в 2010 году и живёт в приюте дольше всех. Поэтому самое удобное место она занимает вполне законно. Тиранит, хватая лапой, Йокси только Зося, характерная, из бывшедомашних.

Ирина, волонтёр, лазерной указкой дразнит довольных неожиданным вниманием кошек. Не играет только больной белый кот с большими глазами, который почти постоянно живёт в клетке. Ему требуется более питательный корм.

А вот это — кошка-мама, — кивает Ирина на трёхцветную лоснящуюся кошку. — Она родила прямо у нас в приюте. Почти все уехали домой.

Фото: Sinkabout

В «Островке надежды» с оправданной осторожностью относятся к выбору желающих взять животное домой, если таковые имеются. Сначала нужно заполнить анкету почти из 20 пунктов, познакомиться с кошкой. Сразу её не отдают, выясняют, приобрёл ли будущий владелец всё необходимое для содержания: миски, корм, когтеточку, переноску и другие атрибуты счастливого котохозяина (чаще, правда, котохозяйки). Обязательно оформляют ветпаспорт. Если речь идёт о котёнке, в договор обязательно вносится необходимость прививок и кастрации по возрасту.

Анкету, список всегда необходимых лекарств и вещей можно найти на сайте и в группе приюта во ВКонтакте.

По дороге домой, где из-за запаха других кошек обязательно будут злиться два породистых кота, выбрасываю большой пакет с мусором, накопившийся буквально за полчаса в комнате 33. А ещё уношу с собой шерсть в самых неподходящих для этого местах, сломанные стереотипы о том, что приютские животные какие-то «не такие», и внутреннее обещание обязательно вернуться.

Реквизиты для помощи приюту: https://vk.com/topic-12982056_32505022

1703
Написать свой комментарий...