Sinkabout Наводим на мысли

«Россия не помойка»: как бороться с мусорными полигонами и зачем нам нужен раздельный сбор отходов

В начале февраля в Петербурге прошёл митинг под названием «Россия не помойка». Митинги с таким же лозунгом состоялись в Архангельске, Тольятти, Томске, Воронеже, Ярославле и других регионах. Экологические активисты пытаются привлечь внимание к проблемам мусорных полигонов, мусоросжигательных заводов, несанкционированных свалок и плохой экологической обстановки в стране. Sinkabout разобрался, как борются с мусором в России и за рубежом, зачем нужен раздельный сбор мусора и почему недавно стартовавшая мусорная реформа едва ли способна улучшить ситуацию.

Фото: pixabay.com

«Мусорная реформа»

С 1 января 2019 года в большинстве регионов России за исключением Петербурга, Москвы и Севастополя (они подключатся в 2022 году) начала работать так называемая «мусорная реформа». Она предполагает, что все регионы должны перейти на новую систему обращения с отходами. Речь идёт о изменении порядка начисления оплаты и стоимости услуг по вывозу мусора. Региональные власти должны выбрать операторов, которые будут реализовывать новую программу. Также реформа подразумевает создание предприятий по переработке ТБО, современных мусоросжигательных заводов и сортировочных центров. Пока не получается ничего: предприятий не хватает, муниципальные власти больше не за что не отвечают, а мусор продолжают вывозить на свалки или не вывозить вовсе, однако при этом цены за эту услугу значительно выросли — в среднем 130 рублей с человека, на семью из четырёх человек выходит около 500 рублей в месяц. С такими проблемами столкнулись, в частности, жители Новосибирска, Красноярска, Архангельска, Волгограда, Мурманска, Саратова и Республики Коми.

Представитель экологического движения «Городская среда обитания», эколог Сергей Максимов говорит, что новые правила едва ли можно назвать реформой, а единые региональные операторы могут только сжигать или захоранивать отходы вместо того, чтобы их перерабатывать.

«У нас ошибочно любое изменение называют реформой, часто предполагая улучшение, но на деле оно может и не наступить. В смысле улучшения ничего не произошло. Создали единых мусорных операторов в регионах и единого монстра с полномочиями министерства. Такие структуры могут только сжигать или захоранивать отходы, а надо их перерабатывать. И дело не в том, что это как-то очень сложно. Проблема в том, что продукт переработки должен быть реализован на свободном рынке, а эти структуры не умеют на нём работать», — говорит он.

Максимов добавляет, что формально единый оператор должен заниматься полным циклом от сбора отходов до переработки, однако в реальности этого не происходит.

«Мусорные операторы, как и другие монополисты, будут постоянно просить повышения тарифов. Расширенная ответственность производителей может принести гораздо больше пользы. Без раздельного сбора отходов не может быть сокращения свалок», — уверен эколог.

Фото: pixabay.com

Руководитель экологического движения «Раздельный сбор» Татьяна Нагорская считает, что мусорная реформа базируется на очень «сырой и противоречивой» нормативной базе. В частности, получается конфликт между региональными операторами с субъектами РОП (расширенной ответственности производителей и импортёров за утилизацию товаров), а также с населением, которое хочет сортировать отходы, чтобы меньше платить оператору, но не может это сделать.

«Реформа базируется на очень сырой и противоречивой нормативной базе. Среди заложенных конфликтов: конфликт региональных операторов с субъектами РОП (расширенной ответственности производителя) — так как РО выгодно забрать все отходы себе, иначе он потеряет в деньгах, то есть он не захочет отдать субъектам РОП ни одной бутылки. С населением, так как население готово снижать количество отходов и разделять их по фракциям и хочет за это меньше платить региональному оператору. Ну и с интересами госполитики, так как регоператору выгоднее, чтобы отходов становилось как можно больше и состав их не обеднялся», — говорит Нагорская.

Она добавляет, что в нормативных актах никак не соблюдается иерархия по обращению с отходами, продвигается мусоросжигание, а раздельный сбор мусора никто не внедряет.

Зарубежный опыт

По данным Greenpeace, ежегодно в России образуется 70 миллионов твёрдых коммунальных отходов. Искусственные материалы, из которых они состоят, разлагаются на свалках сотни лет. Представьте, что ещё десять лет такой жизни — и площадь свалок в стране возрастёт в два раза, что по размеру примерно равно двум Азовским морям. Проблему разрастающихся свалок и мусорных полигонов может решить раздельный сбор. Раздельный сбор мусора предполагает сортировку отходов в зависимости от их происхождения; таким образом можно переработать порядка 70% всех отходов, куда относятся, например, различные виды пластика: упаковки из-под ягод и овощей, бытовой химии, полистирол, а также стеклянные и жестяные банки и бутылки.

Фото: pixabay.com

За рубежом сдавать мусор раздельно мотивирует дифференцированная система оплаты за вывоз твёрдых бытовых отходов. Например, такая система действует в США. Кроме того, у домов устанавливают контейнеры для разного типа мусора: стекла, алюминиевых банок, пластиковых упаковок и бутылок, бумаги и картона. У магазинов в ряде штатов стоят баки для приёма старой одежды и обуви, у магазинов бытовой техники — контейнеры для сбора батареек, а также специальные автоматы по приёму банок и бутылок. В стране действует программа «RRR — Reduce, Reuse and Recycle» («Уменьшить потребление. Использовать снова. Переработать»). Согласно ей, к концу 2020 года в США планируют добиться переработки 20 миллионов тонн мусора в год.

В Германии раздельный сбор мусора начали ещё в 1980 году. С 2015 года в стране работает единая система селективного сбора мусора. Местные жители распределяют мусор на биомассу, макулатуру, стекло, металлы и пластмассы, везде стоят контейнеры, а аптеки принимают на переработку просроченные лекарства. Всего в стране перерабатывается порядка 66% мусора.

Одним из лидеров по переработке пластмассы является Япония — до 83%. Таких показателей помог достичь закон, обязывающий промышленность и домохозяйства отделять полимеры от другого мусора. В свою очередь промышленный мусор, который трудно подвергнуть переработке, используется для строительства.

Фото: pixabay.com

Лучше всего справляются с мусором в Швеции — недавно он там просто закончился. Действительно, в стране перерабатывается 99% отходов: из них 50,6% перерабатывается вторично, 48,6% сжигается для производства энергии и лишь 0,8% отправляется на полигоны.

Для сравнения, в России перерабатывается лишь 7-8% от всех твёрдых бытовых отходов. Эксперты полагают, что для того, чтобы повсеместно внедрить в стране раздельный сбор, необходимо сделать эту отрасль выгодной для среднего и малого бизнеса.

«Налоговые льготы, выделение земельных участков, залоговая цена тары, запрет неперерабатываемой упаковки и прочее. Нужен комплекс мер, подходы с разных сторон, кнут и пряник. Касательно вывоза: стоимость вывоза несортированного мусора должна быть выше, чем сортированного. Вот только собирать и вывозить надо тому, кто будет перерабатывать, или по его поручению. Единый оператор в этом не заинтересован. Ему же платят за объём, а не за то, что потом будет с мусором», — считает Сергей Максимов.

Сейчас, по его словам, в Петербурге большинство контейнеров для раздельного сбора установлены по частной инициативе. Маржинальность такого бизнеса очень низкая, поэтому в основном люди занимаются этим по личным соображениям. С ним согласна и Татьяна Нагорская.

«Нужно понимать, что РСО не является самоокупаемым и во всём мире дотируется из разных источников. Например, в Европе — из расширенной ответственности производителя. Таким образом, повышая её эффективность, мы можем добиться увеличения инфраструктуры РСО. Это лучшее, что пока есть в мире. Необходимо поддерживать самостоятельную реализацию РОП производителями. В регионах всё очень плохо. Проекты по РСО закрываются один за другим. Новости то из одного региона, то из другого, что убрали 1000 контейнеров для вторсырья, а на следующий день, что убрали 1300 и так далее», — заключает она.

Вред от мусорных полигонов

Сегодня в России годовой объём производимого мусора в крупных городах (таких как, например, Петербург и Москва) приближается к 400 килограммам в год в расчете на одного человека. Такими темпами в ближайшее время они могут просто утонуть в отходах. Проблема ещё и в том, что, находясь на открытых площадках под воздействием атмосферного воздуха, солнца и осадков, вредные вещества размываются и проникают в землю, в почву и грунтовые воды. В результате различных физико-химических и биологических процессов на свалках происходит постоянное выделение газов.

Фото: pixabay.com

В 2017 году резонансный случай произошёл в Волоколамске (Московская область) на полигоне «Ядрово» — жители стали задыхаться из-за зловонного запаха и вышли на митинги, где потребовали от региональных властей решить проблему.

Сжигание отходов ведёт к выбросу опасных газов, содержащих токсичные тяжёлые металлы: кадмий, ртуть, свинец. Поступая в организм, они могут способствовать развитию канцерогенного, генетических и других отдалённых биологических эффектов у человека. В свою очередь, повышенное выделение метана, кислорода, углекислого газа способно вызвать у человека удушье.

Опасные органические и неорганические соединения загрязняют и почву, что делает её непригодной для использования в хозяйственных целях. Из почвы токсичные вещества и патогенные организмы могут проникать в подземные воды, а затем, по цепочке, и в организм человека.

1070
Написать свой комментарий...