Sinkabout Наводим на мысли

Гид по современной русской литературе для новичков

О современной русской литературе не принято говорить как о чем-то целостном. Упоминаются отдельные книги и фамилии авторов, но понятные с детства школьные классификации по жанрам здесь не работают. В чем же секрет современного литературного процесса в России, какие направления выделяют критики и филологи и что можно почитать, чтобы точно понравилось – в материале Sinkabout.

Художественные направления

В истории литературы мы часто можем встретить деление текстов на школы и направления. Иногда направление становится титульным (в таких случаях говорят «литература эпохи романтизма»), иногда титульным становится время создания текста, например, «литература 30-х годов XX века». В эпоху Серебряного века популярность приобрело деление на литературные школы: символизм, акмезим, футуризм, имажинизм и др. Чаще всего представители этих школ договаривались о принципах используемого ими литературного метода, соревнуясь в рамках этого метода в красноречии, патетике и провокационности.

Лорд Байрон (Lord Byron) — английский поэт-романтик, покоривший воображение всей Европы своим «мрачным эгоизмом

Современная русская литература как феномен не определена, на сегодняшний день, даже хронологически. Это может быть как литература, опубликованная в течение последнего десятилетия, так и просто созданная ныне живущими авторами. И в первом, и во втором случае она является очень неоднородной в художественном отношении.

Модернизм, постмодернизм, метамодернизм

В последнее время популярным способом обозначить современную литературу как какое-то целостное явление становится наречение её литературой «постмодернистской». Постмодернизм как метод существовал в европейской художественной традиции с 70-х годов XX века и к началу 90-х совершенно сошел на нет. В отечественной литературной практике постмодерн существовал сравнительно недолго, до конца XX века. Хотя ряд писателей и продолжают творить в рамках этого метода и по сей день, его влияние на литературный процесс сегодня ничтожно.

Сейчас некоторые критики стараются ввести иное понятие — «метамодернизм», которое, ввиду отсутствия общей идеологии, довольно сложно осмыслить.

Если вернуться к классификациям, я бы предложила четыре группы текстов. Основанием для классификации здесь становится читательский спрос. Первая группа — книги для «домохозяек»: женские детективы, мелодрамы. Вторая группа — книги для «суровых мужчин»: это ниша боевиков. Третья группа — книги для «интеллектуалов»: здесь тот самый махровый постмодерн, книги из всевозможных списков «лучших», книги именитых авторов. Четвертая группа — книги, связанные с другими медиа: сериалами, фильмами, музыкой. Здесь литература сама по себе отходит на третий или четвертый план. Эта судьба постигла «Американских богов» Нила Геймана, «Песнь Льда и Огня» Мартина».

Маргарита Баранова

Создатель проекта The Odstavec, филолог и переводчик чешской литературы

Новейшая русская литература

Фото: pixabay

Одной из особенностей русской и мировой литературы последних десятилетий является ее интермедиальный характер. Это выражается как в способах создания текста — в тесной связи с кино, живописью, видеоиграми — так и в способах его распространения (сетевая литература).

Начинающему читателю разобраться в объемном корпусе публикующихся сегодня текстов крайне сложно. Можно ориентироваться на имена, можно ориентироваться на престижные литературные премии, но это не даст никакого представления о картине целиком. Некоторые ученые предпринимают попытки классификации новой русской литературы по тем же принципам, по которым классифицировали литературу последних трех столетий. Основанием для этого они видят ориентацию современных авторов на классические художественные методы и эстетические концепции.

Маргарита Баранова, создатель проекта The Odstavec, филолог и переводчик чешской литературы, уверена, что классификация современной литературы – задача выполнимая:

«Филологи когда-нибудь придумают достойную классификацию литературы рубежа XX-XXI веков. Но на это уйдет еще лет двадцать — большое видится на расстоянии. Ориентироваться стоит на имена, на книжный рынок».

С чего начать?

Sinkabout составил подборку книг, с которых стоит начать знакомство с новейшей русской литературой. Эти произведения еще не стали классикой, но о них уже пишут диссертации, на них ориентируются молодые авторы. Эти тексты заняли важное место в истории русской литературы, они написаны просто и ярко, дают читателю представление о литературной традиции в целом.

Людмила Улицкая «Казус Кукоцкого» (2001)

Людмила Улицкая, фото: delfi

«Это был самый несовершенный из всех природных механизмов деторождения – человеческие роды. Ни одно из животных так не страдает. Болезненность, длительность, иногда опасность для жизни роженицы – знак особого положения человека в этом мире. Двуногого, с расправленной спиной, впередсмотрящего, свободнорукого... единственного в мире существа, осознающего связь между зачатием и деторождением, плотской любовью и той другой, ведомой одному лишь человеку. Жертва прямохождению – считали некоторые. Плата за первородный грех – утверждали другие».

Одна из главных особенностей новейшей русской литературы — это её ностальгический характер. Многие авторы в своих текстах обращаются к советскому прошлому. Одни пытаются осмыслить этот период и предложить собственную концепцию истории, иные — понять себя и собственное восприятие «счастливых лет юности». В самом известном своем романе Улицкая скорее становится одним из провозвестников первой традиции. История врача-гинеколога Павла Алексеевича Кукоцкого и его семьи рассказана на фоне важнейших переломных событий отечественной истории. Художественное открытие Улицкой состоит в попытке почти бессознательной интуитивной рефлексии.

Юрий Мамлеев «Московский гамбит» (2007)

Юрий Мамлеев, фото: Википедия

«Атеизм противопоказан русской душе, для нее он равносилен самоубийству. Он действует совершенно разрушающе на русских людей, хотя они могут и не осознавать этого. Русский человек должен во что-то верить, причем ему нужна живая вера, а не ее суррогат. Если ее нет — начинается страшное, прогрессирующее и сейчас с каждым годом опасно разрастающееся разложение всего и вся, всех основ души, и отсюда все остальное».

Мамлеева считают основоположником художественного метода «метафизический реализм». Оценить все его достоинства можно, прочитав роман «Московский гамбит». Это не лучший роман мастера, но самый показательный. И на фоне эзотерических бесед его метод дешифруется наиболее ярко. Здесь мы, помимо вышеупомянутой ностальгии по советскому прошлому, увидим и то, за что так полюбили Пелевина — многочисленные рассуждения на околофилософские темы, культурологические остроты и патетические длинноты. Мамлеев наиболее показательный автор «литературы пустоты» — литературы молчаливого диалога между читателем и художественной традицией.

Дмитрий Быков – «ЖД» (2010)

Дмитрий Быков, фото: журнал Театр

«Элита не гибнет, она не вправе отступать от высшего долга — командовать жалким, не понимающим своего назначения мясом».

Дмитрий Быков — писатель большой и важный. И при этом предельно неоднозначный. Главная особенность прозы Быкова — это создание новой системы ценностей, попытка создать правильного героя в неправильном мире. Его этические и исторические концепции могут показаться странными и не имеющими никакого отношения к действительности, однако это попытка ответить на вызовы времени в аллегорической форме предельно простым языком. Создание личной авторской этики уже стало традиционным для русской литературы, но Быков идет дальше: он создает этическую концепцию, которая отвечает на вызовы времени. Актуальное искусство — это вообще большая проблема. Гораздо чаще авторы обращаются к прошлому, будущему, личному переживанию, обходя стороной злободневное как несущественное и преходящее. Пожалуй, в этом главная трагедия современной русской литературы. Она не про «сегодня». И такие авторы, как Быков, позволяют нам приблизиться к современной литературе, какой она должна быть.

Валерий Залотуха – «Свечка» (2014)

«Это проклятая земля, на которой никогда ничего живого не вырастет! Это проклятая страна, где никогда не будет нормальной человеческой жизни! Это пустыня — Рашка, здесь выживают только пресмыкающиеся».

По-настоящему страшный роман. Один из первых, которые вошли в списки чтения для филологов всех мастей. Роман, написанный о девяностых, но не в девяностые. Большая смелость необходима автору для того, чтобы пытаться осмыслить время, о котором рассказываешь, когда оно еще не стало культурной единицей. Так о девяностых писали Варламов («Лох») и Иванов («Географ глобус пропил»). Но еще большая смелость нужна для того, чтобы осмыслить время, ставшее источником многочисленных легенд и анекдотов. Залотуха эту смелость проявляет.

Андрей Аствацатуров – «Осень в карманах» (2015)

Андрей Аствацавтуров, фото: Википедия

«Чтение, мне кажется, полезно, когда хочется забыть разные тревожные мысли: например, о том, что мир, в котором мы живём, чудовищно не совершенен. Эти мысли, очень грустные, заползают к нам в голову через уши, через нос, даже сквозь глаза, и там, в голове, подолгу жужжат, как назойливые мухи. Книгой, особенно если толстой и интересной, их можно раз и навсегда прихлопнуть».

Иногда тексты должны писать профессиональные писатели. Но как школу этих профессиональных писателей создать? В отечественной традиции писательское мастерство традиционно было связано с мастерством анализа художественных текстов, а знаменитые писатели выходили из филологических или околофилологических сред. Андрей Аствацатуров — филолог, преподаватель СПбГУ, один из самых одаренных авторов современной русской литературы. Его филологическая сложность стала своеобразным трендом в литературной среде.

Текст: Денис Теслер

1805
Написать свой комментарий...